ТУРЕЦКИЕ БАНИ. СТРОИТЕЛЬСТВО ХАМАМА. PDF

Турецкие бани (Хаммам)

Бани так же необходимы мусульманину, как и мечети; в городе более трехсот общественных бань, не считая частных.

Турецкие бани в общем мало отличаются от византийских. После завоевания турки сперва пользовались банями, оставшимися от византийцев, но затем построили свои, почти в том же стиле и часто на тех же местах. К тому же расположение византийских бань было уже принято турками в Брусе, Салониках и Дамаске.

Вследствие постоянного разрушительного действия воды и огня, до наших дней не дошла ни одна баня византийской эпохи без перестроек и переделок.

Жилль, посетивший Константинополь семьдесят два года спустя после занятия этого города турками, описывает турецкую баню. Это описание дает нам понятие о том, каковы были бани в то время, когда они еще сильно напоминали византийские термы, если и не были им совершенно подобны. Из этого описания явствует, что по расположению они ничем не отличались от современных турецких бань.

«Эти термы двойные или близнецы, — говорит он, — и состоят из двух совершенно одинаковых частей, примыкающих одна к другой; одна половина мужская, другая женская. Сперва входят в аподитерий, откуда проходят через дверь в тепидарий и затем через другую дверь в кальдарий. Из этих трех отделений, соединенных между собою дверьми, и состоят термы. Каждая часть здания имеет свою крышу и свои стены.

Аподитерий — это квадратное здание, на которое опирается кирпичная ротонда свода. Внутри окружность ее равняется 240 футам 8 дюймам. Вокруг высится каменная эстрада более шести футов ширины и трех футов вышины. Стена аподитерия, от основания до верха, где начинается купол, имеет тридцать семь футов вышины; пол выложен мраморными плитами. В центре находится тоже мраморный бассейн.

Две двери ведут из аподитерия в тепидарий, который имеет внутри сто футов в окружности. Полусферический свод поддерживается четырьмя аркадами, образующими восемь альковов; один из этих альковов, вдвое меньше остальных, предназначен для отхожего места. В шести альковах имеется по бассейну с краном, но они построены так, что между каждой второй аркадой находится комната, из которой и направо и налево можно пройти в другую аркаду. В центре тепидария бьет струя воды, падающая в мраморный бассейн. Из тепидария в кальдарий ведет всего одна дверь. В этой части бань восемь аркад поддерживают купол. Каждая из восьми аркад ведет в отдельную комнату. Среди пола, также из мраморных плит, возвышается восьмиугольная эстрада в два фута, четыре дюйма вышины и в пятьдесят семь футов с четвертью в окружности. Она окружена приступком, отделяющим ее от пола, уровень которого тот же, что и уровень восьмиугольника».

Мы видим по этому отрывку из Жилля, что расположение первых турецких бань, вероятно заимствованных у византийцев, почти ничем не отличалось от бань, построенных турками в позднейшую эпоху. Турецкие бани строятся, вообще говоря, по прямоугольному плану. Каждое отделение бани покрыто куполом, усеянным маленькими, круглыми отверстиями с стеклянными колпачками, сквозь которые и освещается внутренность помещения. В боковых стенах окон нет. В аподитерии пол мраморный; в центре устроен фонтан, от которого отходят большие, мраморные вогнутые уступы вроде чаш, с бороздчатыми краями; они не равной величины и идут все уменьшаясь. Вода вытекает из самой верхней чаши и падает с одного уступа на другой водопадом. Эта вода служит иногда для обливания фруктов. В клетках, украшенных голубыми бусами (бонджук), не переставая поют канарейки.

Зал окружает деревянная колоннада, в ней помещены широкие лавки в виде диванов. Тут раздеваются бедные люди. Между колоннами вделаны деревянные брусья, служащие вешалками. Над первой галереей находится вторая, а часто и третья, там тоже поставлены широкие диваны. И верхняя, и нижняя галерея разделяются в углах деревянной перегородкой. Эти отделения предназначаются для богатых или знатных посетителей бань.

Около двери, на маленьком возвышении, сидит на подушке хозяин бань (миндер); перед ним стоит деревянная шкатулка (чекмеджэ) с перламутровой инкрустацией; на стене над этой шкатулкой висит ручное зеркало. В шкатулку кладут деньги, которые посетители платят, уходя из бани.
На уровне верхних галерей вделаны деревянные жерди, на которых развешивают пештемал (простыни для обтирания) очень ярких цветов.

В маленьком камельке, приделанном к стене у дверей, приготовляют кофе. Там же устроены шкафы, где держит наргилэ, кофейные чашки, мускусное мыло, позолоченные бронзовые вазы, искусственные цветы.

Из аподитерия узкая дверь ведет в помещение, называемое соуклук (тепедарий или алиптерий), где температура выше, чем в большом зале, но ниже, чем во втором зале, называемом калдарием. На нем купол, прорезанный небольшими отверстиями; в них вделаны стеклянные колпачки. Сверху падает слабый свет. Тут на деревянных лавках для посетителей приготовляют постели.

Маленькие открытые двери ведут из этого зала по темным сводчатым коридорам в отхожие места и в отдельную комнату для интимного туалета, к которому религиозно привязан всякий мусульманин. Посетитель входит в эту комнату, где имеется кран горячей воды и мраморная лохань, курна, завешивает вход пештемалом и совершает свои омовения. Из тепедария дверь ведет в кальдарий, где чрезвычайно жарко. И этот зал вымощен мрамором и покрыт куполом с крошечными, круглыми оконцами. В каждом углу зала отгорожены низенькими стенами отдельные кабины, предназначенные для богатых людей. В каждой кабине есть одна или две курны с двумя бронзовыми кранами для горячей и холодной воды.

В самом зале тоже расставлены курны, над которыми в стену вбиты длинные, черные гвозди для пештемал.

Посреди общего зала кальдария возвышается круглая или восьми-угальная эстрада, так называемая гёибек-таши (камень-пуп), на которую ложится купальщик для массажа.

В турецких банях нет, как неправильно утверждали, большого бассейна, где можно погружаться в воду; его и быть не может, потому что вода, уже коснувшаяся тела другого ли человека или самого купальщика, считается мусульманами ритуально нечистой. Тем не менее, это может быть в исключительных случаях, где вода, притекающая в бани, проточна, и идет прямо из источника, как, например, в Брусе. В Константинополе только евреи, верные закону Моисея, сохранили привычку погружаться в бассейн холодной воды после мытья тела.

В каждой бане есть кюлхан, духовая подземная печь. Там всегда горят дрова, горячий воздух и дым проходят под мраморными плитами пола и по многочисленным трубам, проведенным внутри стен, нагревают ноздух и воду и выходят в маленькие, круглые трубки, поставленные наверху здания у свинцовых куполов. Бесполезно говорить, что бани топят не переставая. Мусульмане должны по предписаниям своей религии мыть тело в некоторых обстоятельствах.

Женские бани несколько отличаются от мужских. Прежде всего разные принадлежности, как например, простыни и мыло, женщины приносят с собой в больших бохча (род мешков из вышитого сукна). Они берут с собой и съестные припасы, потому что провести целый день в бане, распевая песни и угощаясь яствами на геибек-таши для них огромное удовольствие.

Раздевшись, посетитель турецкой бани обвязывает чресла, надевает большой тюрбан, деревянные сандалии и входит в тепидарий. Там 25° тепла; купальщик ложится на лавки с подушками и ему подают трубку и кофе. Чуть только покажется у него испарина, банщик ведет его в кальдарий,
где на эстраде залы ему делают массаж, которому придают огромное значение; его делают современные разминатели и растиратели, но они унаследовали старые традиции и строго их придерживаются.

После полного массажа всех сочленений массажист ведет своего клиента к одному из бассейнов, окружающих ротонду, и, при помощи рукавицы из козьей шерсти, принимается за его кожные покровы. Ополаскивание производится теплой водой. Но у купальщика уж нет сил; стакан холодной воды придает ему должную энергию; ему выливают на голову несколько ковшей холодной воды, что уже окончательно приводит его в себя, и массажист опять принимается за него. На него льются потоки горячей воды и жидкого мыла, а затем его окатывают теплой водой; это повторяется до трех раз. Мыло массажист взбивает в медном тазу длинной пальмовой мочалкой, пока оно не обратится в облако неосязаемой пены.

После душа, купальщика немедленно обертывают теплыми простынями, ему вытирают волосы, и он ложится для кейфа на диване в аподитерии.